24 Марта 2015
Алсу Файзуллина

Алсу Файзуллина

Руководитель пресс-службы

8 (800) 100-30-30 (доб.144)

press@ledel.ru

Деловой портал "Реальное время": Артем Когданин, Ledel: «Сложно, когда ты работаешь в бизнесе с близким родственником»

Реальное время.jpg

http://realnoevremya.ru/today/2897

27.03.2015

Артем Когданин, Ledel: «Сложно, когда ты работаешь в бизнесе с близким родственником»

От светодиодного фонаря для велосипеда до серийного производства сотен разновидностей светильников


Два брата Артем и Артур Когданины занимаются разработкой и производством светодиодных светильников с 2007 года. За восемь лет им удалось развить широкую дилерскую сеть из 70 представительств по всему миру, выйти на годовой объем производства в 305 тыс. единиц, генерируя ежегодно более миллиарда рублей. Как знание российских реалий помогает обойти конкурентов, как в кризис запустить вторую очередь завода и придерживаться плана по увеличению прибыли, в интервью газете «Реальное время» рассказал генеральный директор завода Ledel Артем Когданин.

«Подрабатывал тем, что ремонтировал самую разнообразную технику»

— Артем, в одном из интервью вы рассказывали, что все началось с изготовления светодиодного фонарика для велосипеда. Многомиллионный бизнес действительно уходит корнями в спортивное увлечение?

— Меня всегда привлекали источники света. Почти 90% информации мы получаем благодаря свету. В юности я подрабатывал тем, что ремонтировал самую разнообразную технику. Благодаря этому хобби у меня иногда даже были деньги на карманные расходы.

— А до создания Ledel у вас был опыт ведения бизнеса?

— Мой брат Артур позвал меня в свой бизнес, который он основал в 2003 году. Для его компании, где производилось вендинговое оборудование, нужно было изготовить специальные платы. Я неплохо в этом разбирался и с удовольствием принял его предложение. Это был мой первый опыт в бизнесе.

Со временем на этом предприятии освободились производственные мощности, на базе которых мы запустили производство Ledel. Но не обошлось и без собственных вложений. На новое дело потребовалось несколько миллионов рублей.

— А путь к новой компании все-таки осветил тот самый фонарь для велосипеда?

— Да (смеется). Мы с друзьями любили погонять на велосипедах не только днем, но и ночью и особенно по лесу. Но на тот момент не было нормального фонаря, который бы освещал дорогу достаточно хорошо. Я всерьез заинтересовался этим вопросом и именно тогда поехал на конференцию компании Cree (американский производитель мощных полупроводниковых светодиодов), где были представлены светодиоды, которые могли не только выполнять функцию индикаторов, но и выступать в роли источника света.


«Завод включает в себя сборочные цеха, участок литья пластиковых элементов, радиомонтажное производство»

— И что именно вы тогда приспособили для своего велосипеда?

— Все фонари, имевшиеся на рынке, стоили достаточно дорого, потребляли много энергии, а время работы от батареи было недолгим. Я заказал мощный светодиод на 18 Вт, подобрал к нему линзу, которая собирает и направляет луч света. В итоге собранный фонарь по яркости был сопоставим с автомобильной фарой. Результат превзошел все мои ожидания, так и родилась идея производить светодиодные светильники. Я пришел с этой идеей к Артуру и убедил его, что за светодиодной технологией будущее. На тот момент ничего подобного на рынке найти было невозможно.

— Но вы основали свою компанию в 2007 году, когда светодиодные светильники уже производились. На чей опыт вы ориентировались?

— В 2007 году в мире таких компаний было мало. Массового производства как такового не было, компании вели экспериментальные проекты. В России была всего одна компания, которая этим занималась. Мы поняли, что можем самостоятельно производить более качественный продукт.

«Не существовало самого рынка светодиодного освещения»

— Насколько мне известно, Ledel работал без прибыли около трех лет. Не готов был потребитель покупать светильники в несколько раз дороже обычных?

— Да, проблема сбыта стояла довольно остро. На тот момент не существовало самого рынка светодиодного освещения. У потребителей не было понимания применения светодиодной технологии. Когда наши представители приходили к клиенту и объясняли альтернативный вариант освещения, то первый вопрос, с которым они сталкивались, был: «Зачем нам светильник, который стоит в 5 раз дороже?»


«Проблема сбыта стояла довольно остро. На тот момент не существовало самого рынка светодиодного освещения»

— Кого смогли первым убедить, что предлагаете вариант освещения с повышенным сроком эксплуатации, и позволяющим экономить электроэнергию?

— Первый заказ на 200 офисных светильников был от компании, бизнес которых связан с аккумуляторами. И за время работы нашей компании ни один светильник свой ресурс не отработал.

— И именно на офисные светильники вы оформили первый патент. Всего у вас сейчас 60 патентов? Вы за каждым новым продуктом закрепляете авторское право?

— У нас уже больше 60 патентов, из них 20 международных. Каждое новое техническое решение требует кропотливого труда: специалисты подбирают материал для линзы и корпуса, добиваются нужного распределения света, рассчитывают схему расположения светодиодов и драйвера.

Мы патентуем все свои решения, это стандартная практика. По офисным светильникам у нас уже были судебные тяжбы с казанскими компаниями. Но попытки скопировать нашу разработку говорят об ее успешности.

— Кто пытался вас копировать?

— «Торговый дом «Ферекс», строительная производственная компания «ТАБИГАТЬ КЕНЕ», «Казанская энергосберегающая компания» — это компании, к которым были предъявлены иски по нарушениям патентов. Комиссия татарстанского УФАС России признала действия этих компаний незаконными.


«У нас уже больше 60 патентов, из них 20 международных»

«Оптика не допускает погрешностей»

— В ваших светильниках используются светодиоды немецкой компании OSRAM. Какие еще комплектующие вам необходимы?

— Литые алюминиевые корпуса заказывали частично в России, частично на Украине, но из-за текущей геополитической ситуации все производство переводим в Россию. Кроме того, мы покупаем электронные компоненты для источников питания светильника. В общей сложности в светильнике используется несколько тысяч электронных деталей.

В целом завод включает в себя сборочные цеха, участок литья пластиковых элементов, радиомонтажное производство. На каждом этапе проводится контроль качества комплектующих.

Производство электронных элементов практически полностью автоматизировано. Что касается сборки, то процент автоматизации здесь ниже. Все необходимо тщательно проверять, оптика не допускает погрешностей. Наши зарубежные партнеры очень удивились, когда узнали, что мы тестируем каждый светильник. На этапе контроля светильники прогреваются в течение нескольких часов. Если все показатели в норме, на светильник ставится штамп, и его отправляют на реализацию.


«Благодаря запуску второй очереди, мы получили возможность увеличить долю российских комплектующих в светильнике с 55% до 70%»

Сам конструктив светильника и все его элементы мы разрабатываем самостоятельно. Наиболее сложный элемент из тех, которые мы делаем сами, — это источник питания или драйвер. 

Недавно, 18 февраля, открыли вторую линию завода по пластиковому литью. Благодаря запуску второй очереди, мы получили возможность увеличить долю российских комплектующих в светильнике с 55% до 70%. Кроме того, производственные расходы сократились на 6%.

— Во сколько обошлось новое производство?

— В новое производство мы вложили около 130 миллионов рублей из средств компании. Мы стараемся не пользоваться кредитами, так как высокозакредитованные компании имеют меньшую стабильность на рынке. Если мы что-то не можем себе позволить, то мы это не покупаем. Это помогло нам сохранить компанию при существующей экономической ситуации. По данным Некоммерческого партнерства производителей светодиодов и систем на их основе, многие компании испытывают колоссальные трудности и работают на грани рентабельности.


«Зарплату 400 наших сотрудников стараемся держать на уровне выше среднего»

— А на вас кризис не сказывается?

— Сказывается. Во-первых, очень сильно снизилась покупательная способность. Люди перестали вкладывать в инновации. Предприниматели сейчас озабочены тем, как удержать свое предприятие на плаву. Во-вторых, цена выросла даже на компоненты российского производства. Но при этом зарубежные партнеры идут навстречу: предоставляют возможность отсрочки платежей, делают скидки.

— Не планируете сокращение?

— Нет, не планируем. Сейчас период сложный, но не критический. Мы стараемся постоянно оптимизировать расходы.

Более 500 крупных проектов по освещению

— Кто ваши нынешние крупные клиенты?

— Наши основные объекты — это российские дороги. Специально для них мы фактически создавали новый светильник, была проделана колоссальная работа. На участке платной дороги М11 Москва — Санкт-Петербург уже установлено более 3 тыс. наших светильников. Сумма заказа составила около 70 млн рублей.

В этот проект освещения дороги М11 также заявлялись наши конкуренты, но размер их светильников в два раза больше, они обладают большей парусностью. При движении тяжелого грузового транспорта воздушный вихревой след увлекает светильник за собой и, как следствие, раскачивает опору. В конструкции наших светильников эта особенность была учтена, так же как и скачки напряжения в сетях и возможные ошибки при монтаже неопытным человеком.

— Какие еще объекты вы обеспечили освещением?

— Нами реализовано более 500 крупных проектов по освещению. Среди них несколько тысяч светильников на 12 объектах Универсиады-2013 в Казани, периметр Олимпийской деревни в Сочи, участки федеральных автотрасс М1 «Беларусь», М4 «Дон», М7 «Волга», объекты предприятий «РусГидро», «Лукойл», «Татнефть», «Газпром», «Башнефть», РАО «ЕЭС», Pepsi… Нами выполнено освещение серверного зала «IT-парка» в Казани, 38-го квартала Казани в рамках программы «Энергоэффективный квартал», аэропортов Алма-Аты, Ташкента, Новосибирска и других городов, уличное освещение «IT-деревни» в поселке Усады. Мы обеспечили светодиодным освещением десятки различных предприятий в разных регионах, городские парки, гимназии, школы, университеты, колледжи городов России. Недавно нам пришел заказ на 4 тыс. уличных светильников для переосвещения поселков и деревень.


«Всего у нас более 100 разновидностей светильников»

— Какой у вас годовой объем производства?

— 305 тыс. единиц. Всего у нас более 100 разновидностей светильников.

— На какие финансовые показатели вы выходите?

— Оборот компании за прошлый год составил 1,2 млрд рублей. Всю чистую прибыль мы вкладываем в развитие производства и покупку нового оборудования. А зарплату 400 наших сотрудников стараемся держать на уровне выше среднего.

— Сколько, например?

— Средняя зарплата сборщиков — 37 тыс. рублей.

— А какие перспективы развития у Ledel?

— У нас есть план развития до 2018 года. На 2015 год поставили задачу — достичь оборота в 1,5 млрд рублей. Всего у нас более 70 представительств в 20 странах мира — Россия, Украина, Белоруссия, Казахстан, страны Прибалтики, Центральной Европы, Объединенные Арабские Эмираты, Республика Корея. Основная цель — выход на европейский рынок. Сейчас мы ускоряем процесс европейской сертификации, но это сложный и затратный процесс.


«У нас есть план развития до 2018 года. На 2015 год поставили задачу — достичь оборота в 1,5 млрд рублей»

— Артем, вы ведете дела вместе с братом. Семейный бизнес — это дополнительные сложности или наоборот?

— Есть свои тонкости, да. Вообще, мой брат — стратег. Так как сейчас нагрузка очень большая, то мы с Артуром разделили свои обязанности. У него хорошо получается вести переговоры, поэтому он часто ездит по командировкам, а я остаюсь в Казани управлять предприятием. Сложно, когда ты работаешь в бизнесе с человеком, который является близким родственником. Для Артура я остаюсь младшим братом, неопытным, совершающим ошибки. Мы оба долгое время привыкали к тому, что в некоторых вопросах он должен прислушиваться к моему мнению.

Фото: Мария Зверева

Альсина Газизова

Справка

Директор компании Ledel, отечественного разработчика и производителя полупроводниковых светильников, Артем Когданин родился 19 мая 1984 года в городе Карши в Узбекистане. Еще в юности увлекся технологиями и ремонтировал электронику. В 2006 году стал выпускником КНИТУ-КАИ. На первых курсах учебы работал диджеем, на последних проектировал терминалы самообслуживания. В 2007 году вместе с братом Артуром открыл компанию Ledel, годовой оборот которой к 2014 году составил 1,2 млрд рублей.